gamov_football (gamov_football) wrote,
gamov_football
gamov_football

Песня "Жди меня" - типа переосмыслил

Песня "Жди меня"
Всегда считал ее замечательной песней. О любви о верности и надежде и все такое. Душу рвет. Но недавно наступило некое переосмысление - наткнулся на песню "Лина" Евг. Аграновича. Цитата:

Если ж, землю обнимая,
Ляжет с пулей он в груди,
Ты не плачь о нём, родная,
И домой его не жди.

Пусть другой вернётся из огня,
Скинет с плеч военные ремни,
Лина!
Полюби его и, как меня,
Крепко, нежно обними.


полный текст здесь http://e-agranovich.narod.ru/texts/song_lina.htm
или здесь http://www.a-pesni.golosa.info/bard/agranovitch/lina.htm


И вот что подумалось... Жди меня конечно очень хорошая песня. Действительно душу рвет! И она поддержала и спасла многих людей. Но... Но в песне и в фильме - герой вернулся живой. А как быть с 11 миллионами солдат которые не вернулись? На что обрекала песня "Жди меня" их женщин?
И по мне - эта же чистый эгоизма, а не любовь - типа меня убили и чтоб тебе тоже хреново было - жди меня всю жизнь. (Что характерно для личности Симонова) По мне настоящее эта как раз у Аграновича - желание чтобы человеку которого любишь было хорошо, даже если мне мягко говоря плохо. А Симонов токмо о себе думает.

Тут еще нюанс есть - не знаю где и как служил Агранович, но что-то подсказывает, что он был на передовой. (2 ордена(!) Отечественной войны и орден(!) боевого Красного Знамени, и несколько медалей скорее подтверждают это). Зато про Симонова точно скажу что он был фронтовым корреспондентом. И хотя в 41 досталось всем - ты помнишь Алеша дороги Смоленщины - но все-таки передовая и фронтовая газета это разные вещи. С Лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом, это не тоже самое что только с пулеметом.
И если фронтовой корреспондент наверное рассчитывал вернуться домой живым, то на передовой немногие на это рассчитывали:
Немецкий автоматчик подстрелит на дороге,
Осколком ли фугаски перешибут мне ноги,
В живот ли пулю влепит эсесовец-мальчишка,
Но все равно мне будет на этом фронте крышка.
И буду я разутый, без имени и славы
Замерзшими глазами смотреть на снег кровавый.


И Агранович в том числе понимал что его тоже могут убить - "это было очень вероятно" его слова. Но думал при этом не только о себе, но и о... Лине.

Да, и стихи Симонова назывались Жди меня, а не песня фронтовых корреспондентов, что было бы пожалуй более правильно.

Вот таким макаром я и переосмыслил Жди меня - совершенно по новому на нее взглянул.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments